Начать продавать на Tiu.ru
Корзина
462 отзыва
Коллекционные монеты в интернет-магазине «Червонец»
+7 (343) 2067639
+7 (343) 206-76-39
+7 (902) 585-15-93

История жетонов Министерства торговли СССР, часть 1

История жетонов Министерства торговли СССР, часть 1
После появления в денежном обращении СССР 26 февраля 1924 года мелкой разменной и банковой монеты вновь возникли предпосылки для развития продажи товаров через автоматы.

26.08.21

Первые торговые автоматы СССР

Наиболее ранний обнаруженный нами патент № 1503, выданный В.А. Зиновьеву на «автоматический аппа­рат для продажи разных изделий» за металлическую монету был заявлен 28 ноября 1924 г. Известен целый ряд патентов: В.А. Зиновьева - на торговые автоматы (20.03.1925 - за одну, 12.11.1925 - за несколько монет; созданного совместно с Л.Д. Левоньяном - 10.02.1925), М.Я. Дринберга (6.07.1925) и В.А. Зяблова (3.07.1927) - на электрические автоматы по продаже жидкости, Е.О. Ставицкого - на автомат, взимающий плату за пользование лифтом (17.08.1925), С.И. Вайсблата - на автомат, торгующий изделиями в короб­ках или плитках - папиросами, шоколадом и т.п. (16.02.1926) за монеты в 10,15 и 20 копеек, Л.Л. Бзовского - на автоматизированную продажу пред­метов цилиндрической формы или упаковки (5.03.1926), К.А. Кухаркина и О.Л. Франка - на автомат по продаже электроэнергии (8.02.1928), В.Н. Глаголева (14.10.1927) - на водозаборную колонку-автомат, Н.Е. Короваева (16.03.1925) - на аппарат для хранения и выдачи железнодорожных билетов, В.В. Розанова (1 и 7.12.1928) - на автоматы по продаже, приёму и франкированию почтовых марок, И.Х. Мнухина (4.07.1928) - на автомат для отпуска штучных товаров, Н.М. Гнилицкого (15.04.1931) - на автомат по продаже открыток... Существовали и другие патенты, преимущественно - на автоматы по отпуску жидкостей и почтовых марок...

В патентах В.С. Добротворского (30.05.1928) и А.И. Воейкова (5.12.1928) на автоматы для отпуска жидкостей предусматривался приём как монет, так и жетонов. Из текста заявки следовало, что подобные автоматы к тому времени были уже известны. В аналогичном аппарате системы В.А. Зяблова (3.06.1927) в качестве применяемого дополнительного денежного суррогата рассматривались [торговые] «марки... определённого достоинства». Автомат по продаже мануфактуры В.С. Котлярова (29.03.1929) был рассчитан исклю­чительно на жетоны. Одно из последних довоенных авторских свидетельств (№ 58487) было заявлено в Наркомторг П.Л. Когосовым 29 марта 1939 г. и представляло собой разновидность аппарата для отпуска газированной воды с сиропом (опубликовано 31 декабря 1940 г.). Это не удивительно, так как ещё 16 апреля 1932 г. в «Вечерней Москве» появилось сообщение об изобретении работником ленинградского завода «Вена» Агрошкиным отечественного сатуратора. Первый экземпляр был установлен в столовой Смольного, а через несколько лет автоматы с газированной водой стали доступны и столичному населению.

Пока не известно, сколько из вышеперечисленных патентов и авторских сви­детельств было воплощено в металл, но есть свидетельства о том, что подоб­ные аппараты вполне могли выпускаться мелкими сериями для предприятий торговли. Например, в начале 1931 г. весов для дозирования жидкостей сис­темы Г.В. Чекалдина было выпущено для Центросоюза - 50 полуавтоматов и 10 автоматов. Стоили они недорого - 67 и 87 рублей, соответственно, а ускоряли расфасовку в несколько раз. Примерно с 1933 г. изобретатель начал работу над монетным автоматом по продаже штучных товаров (спичечных коробков) и вскоре изготовил опытный образец. Однако аппарат внедрён не был: «видимо, по тем же причинам, по которым многие, значительно более ценные предложения других авторов не нашли себе применения в торгов­ле. Вредители, пробравшиеся к руководству торговлей, всячески затирали изобретательскую мысль и прилагали все усилия к тому, чтобы не оснащать торговлю передовой техникой».

Позже Г.В. Чекалдиным был сконструирован автомат для поштучной про­дажи папирос. Опущенная в автомат монета верифицировалась, при помощи механизма опускала папиросу на лоток с наклонной плоскостью и подавала её табаком наружу, упирая в тупик рейки. На наружной стенке авто­мата была устроена электрическая зажигалка; покупатель нажимал кнопку и подносил папиросу к розетке с накалённым никелином. В конце 1930-х годов изобретатель создал ещё два автомата: по продаже ирисок и штучных кон­дитерских изделий разной стоимости (последний был снабжён механической разменной кассой). Модели были переданы для изготовления на экспери­ментальном заводе примерно в 1940 г., но их внедрение прервала начавшаяся война. Однако сохранилась фотография одного из подобных действующих торговых автоматов, которую по фуражке работника Совторгфлота можно датировать 1932-1940 гг. По мнению одного из ведущих российских униформологов Л.И. Токаря время снимка ближе к началу 1930-х гг.

В конце ноября 1937 г. в Москве собирались ввести билетные автоматы для метро. На экспериментальном заводе Наркоммаша была окончена постройка опытного образца нового билетного автомата системы Лиманова и Пыхтунова для второй очереди метро. Автомат принимал монеты достоинством в 5, 10, 15 и 20 копеек и выдавал сдачу (старые латы принимали только 15-копеечники), если сумма опущенных монет превышала 30 копеек (цену проезда), и билет, отрезая его от рулона . Также изготавливался автомат с механизмом, печатающим билеты на бумажной ленте, одновременно нумеровавшим, датирующим и шифрующим их. Один из опытных экземпляров предполагалось уста­новить на рубеже ноября-декабря на одной из станций первой очереди метро («Дзержинской» или «Охотный ряд»), а всего для Покровского уса Управление метрополитена заказало 16 таких автоматов. В 1938 г. билетные автоматы системы Лиманова и Пыхтунова уже обслуживали пассажиров метро.

Кроме того, осенью 1938 г. в московском Центральном парке культуры и отдыха имени М. Горького демонстрировалось автоматическое почтовое отделение, созданное теми же изобретателями. Автомат давал почтовые бланки (открытки и конверты с бумагой; ценой в 5, 15 и 25 копеек) и принимал письма без марок. При опускании соответствующей монеты на письме ставился штамп - знак оплаты. Если письмо было заказным, то автомат его взвешивал и показывал на счётчике необходимую сумму. После оплаты заказные письма франкировались и отправлялись в почтовый ящик, а клиент получал квитанцию с номером, датой и часом отправления. При необходимости автоматом выдавалась сдача. Ещё один их автомат - по продаже газет с ёмкостью в 500 номеров предполагалось разместить на улицах Москвы.

Жетоны образца 1937 года

Помимо единичного и мелкосерийного автоматостроения, в СССР осуществлялись и централизованные поставки торгового оборудования. Но, несмотря на то, что в литературе хорошо освещены закупки импортных аров в 1930-х годах, выявить точное число приобретённых за рубежом торговых автоматов автору пока не удалось.

Открытие в СССР первого предприятия общественного питания, в котором население обслуживалось торговыми автоматами, на наш взгляд, теснейшим образом связано с повсеместным появлением в нашей стране таких продуктов как знаменитые «микояновские» котлеты по 6 копеек, маленьких хлебобулочных изделий, мороженого в брикетах, «Советского шаммпанского», майонеза «Провансаль», огромного ассортимента соков прочих вкусностей со страниц «Кулинарии» (неоднократно переиздававшейся и как «Книга о вкусной и здоровой пище»).

С 1 января 1935 года в СССР формально была отменена карточная система, действовавшая с начала 1930-х годов (население снабжалось основными продуктами питания - маслом, мясом, крупами, сахаром и т.п., а также мануфактурой по «заборным книжкам»). Граждане получили возможность покупать необходимые товары, но продуктов было крайне мало, что порождало огромные очереди, «прикрепление к магазинам», ограничения на «отпуск в одни руки» и прочие неудобства. Требовалась срочная модернизация и расширение производства продуктов питания, переходу на современную технику предшествовало ознакомление с передовым опытом капиталистических стран, для чего отправлялись специалисты в Германию, Данию, Голландию и другие европейские страны. После дипломатических осложнений с Англией одним из главных торговых партнёров стали США.

По личной рекомендации И.В. Сталина народный комиссар пищевой промышленности А.И. Микоян был отправлен осенью 1936 года для изучения опыта американского пищепрома. Почти за два месяца пребыва­ния в Штатах (с 17 августа по 14 октября) А.И. Микоян с делегацией из ещё ) человек проехал более 12 тысяч миль, посетил около сотни предприятий, встречался и беседовал с представителями фабрик и заводов, лабо­раторий и институтов. Как вспоминал сам нарком: «Среди осмотренных иною предприятий пищевой индустрии были: холодильники по хранению рыбы и мяса; фабрики мороженого; завод чешуйчатого льда; завод по замораживанию уток; заводы по производству мясных и рыбных консервов; хлебопекарный завод; завод по производству сухарей и бисквитов; заводы по производству сухого молока и майонезов; завод по производ­ству хлопьев и взорванных зерен; комбинат по производству шоколада и конфет и упаковке кофе, чая, какао; свеклосахарный завод; заводы по производству яблочных и апельсиновых соков и томатных продуктов; за­воды замороженных и консервированных фруктов; завод по производ­ству шампанского; заводы пивоварения и безалкогольных напитков; ряд птицеферм и птицебоен и чикагские скотобойни.

Из смежных отраслей, обеспечивавших пищевую промышленность, мы повидали завод жестяной тары для консервов, завод по производству ме­таллических крышек, завод пластмассовых изделий для тары, фабрику гофрированного картона, стекольный завод, завод по производству упа­ковочных машин и завод эмалированных емкостей и посуды...

Привлекло наше внимание массовое машинное производство стандарт­ных котлет, которые в горячем виде продавались вместе с булочкой - так называемые «хамбургеры» - прямо на улице в специальных киосках. Я заказал образцы машин, производящих такие котлеты, а также уличных жаровен. В 1937 г. мы перенесли этот опыт в некоторые наши крупные города - Москву, Ленинград, Баку, Харьков и Киев, обязав местную хлебопекарную промышленность наладить производство специальных булочек, а предприятия мясной промышленности - освоить массовое производство котлет по единому стандарту и развозку их в торговую сеть в охлажденном виде. Были построены и специальные киоски для уличной продажи котлет, по закупленным образцам освоено производство элек­трических и газовых жаровен. Продажа горячих котлет была встречена у нас очень хорошо потребителями, и торговля пошла бойко. Лишь война помешала прочно и широко привить это начинание в нашей стране».

Помимо вышеперечисленного, А.И. Микоян ознакомился с деятель­ностью нью-йоркских кафетериев, знаменитого универмага «Мэйсис» и магазинов розничной продажи гастрономических товаров. Большое впечатление на него произвёл кафетерий на одном из заводов фирмы «Дженерал Электрик», в котором за час обслуживалось 1500 человек (также нарком обратил внимание на минимальный штат сотрудников).Итогом поездки стало значительное развитие советско-американских эко­номических отношений - в декабре 1936 г. СССР разместил заказы среди 1023 фирм, среди которых были Ачесон, Юнайтед, Стил, Бетлхэм, Дуглас, Морган и другие. Много заказов относилось и к области пищевой промышленности: в частности, было заказано 25 машин, каждая из которых изготавливала 2 миллиона котлет в день. Есть определённые основания предполагать, что среди прочего было закуплено оборудование и для пер­вого в СССР автоматизированного предприятия общепита, организован­ного на манер американских.

15 сентября 1937 г. над одним из магазинов, располагавшемся на пло­щади Дзержинского в Москве (его современный адрес: Новая площадь, д. 6 / Малый Черкасский переулок, д. 2), появилась вывеска «Авто­мат-закусочная». В переоборудованном магазине было смонтировано 45 торговых автоматов: 25 предназначались для продажи вина, пива и безалкогольных напитков (например, стакан газированной воды с лимон­ным соком стоил 30 копеек и продавался за жетон № 3) и 20 - для холод­ных закусок. Все автоматы работали от жетонов, которые предполагалось приобретать в кассах у входа в закусочную. Установленные по периметру помещения, автоматы были облицованы мрамором и защищены покрыти­ем из стекла и никеля. Кроме автоматов в закусочной была установлена механизированная стойка-бар и прилавок с горячими закусками. Предпо­лагалось, что автомат-закусочная откроется в начале октября.

Вероятно, это заведение, принадлежащее Московскому тресту рестора­нов, открылось с небольшим опозданием, в конце первой декады ноября, и сразу приобрело большую популярность. Ежедневно его посещало до 20 тысяч человек. В ассортименте, помимо означенных выше блюд и напит­ков, было 20 сортов бутербродов и пирожные. Необычность закусочной привела к тому, что о ней неоднократно писали в прессе. Можно пред­положить, что дополнительный интерес определённых категорий населе­ния к автомату-закусочной был подогрет решением Управления торговли города Москвы закрыть 52 «американки» и пивных. Вместо них откры­вались овощные, молочные и хлебные магазины. С 15 ноября 1937 г. запрещалась торговля спиртными напитками в 34 продовольственных магазинах и палатках, 29 кафе и столовых, 19 колхозных чайных.

Была запрещена про­дажа водки и горьких настоек в оставшихся «американках» и пив­ных. Прекращалась продажа спиртных напитков стопками и стаканами в магазинах столицы, а также за­прещалась их продажа в столовых, расположенных на территориях заводов и фабрик. А в автомате-закусочной, хоть за жетон (то есть с некоторой наценкой) страждущих всегда ждал стакан вина или кружка пива... Вероятнее всего, что эта закусочная успела проработать на жетонах всего несколько лет, до середины 1941 года.

Специально изготовленные в 1937 г. на Ленинградском монетном дворе (ЛМД) жетоны, с аббревиатурой «Н.К.В.Т. С.С.С.Р.» с одной до трёх пятиконечных звёздочек на одной стороне и надписью «ГЛ. УПРАВ ЛЕНИЕ СТОЛОВЫХ РЕСТОРАНОВ И КАФЕ» «РЕСТОРАН АВТОМА №_» и цифрой от 1 до 11 - на второй стороне, теоретически могли быт 66 - вариантов, что почти вдвое перекрывало возможный ассортимент всех существовавших тогда типов автоматов вместе взятых. В настоящее время коллекционерами каталогизировано только 33 основных варианта но поскольку время от времени обнаруживаются ранее не известные жетоны, то число разновидностей впоследствии может увеличиться. Всего на ЛМД был отчеканен 144691 жетон; на штемпеля их реверсов изначаль­но наносились четыре линии разметки для будущих пазов. После чеканки часть жетонов (85706 экземпляров по цене 29 копеек за штуку) осталась с гладкой поверхностью, а прочие были профрезерованы (58985 экземпляров по цене 62 копейки за штуку). Вся партия была сдана Московскому управлению народного питания (Моснарпиту).

Столь большое количество отчеканенных жетонов, несоразмерное чи­слу установленных в лишь одной закусочной автоматов, позволяет пред­положить возможное наличие ещё каких-то предприятий общественного питания или сферы услуг, где в рассматриваемое время могли бы приме­няться эти денежные суррогаты.

В 1949 г. на Центральном складе штемпельного инструмента ЛМД оста­валось всего три типа маточников жетонов для торговых автоматов - для № 7, 8 и 9. Штемпельный инструмент с остальными номерами, вероятно, был полностью выработан ещё до войны. Этот факт, а также обстоятельство, что Народный комиссариат финансов был преобразован в министерство торговли СССР Законом СССР от 15 марта 1946 г. вынуждали внести соответствующие изменения в оформление надписи на жетонах нового образца, заменив аббревиатуру «Н.К.В.Т.» на «М.Т.» при сохранении прежнего дизайна.

В процессе подготовки статьи был обнаружен ряд документов с указани­ем тиражей жетонов и особенностей их выпуска. Логично предположить, что при выпуске жетонов для торговых автоматов образца 1954 года были использованы лицевые стороны довоенных маточников, а оборотные стороны изготовлялись с минимумом затрат - на штемпель-инструменте расположили аббревиатуру министерства и две звезды. Поэтому гипотетически нельзя исключить в будущем обнаружение жетона этого типа с одной или, что менее вероятно, с тремя звёздами на обороте, но, на наш взгляд, абсолютно невозможно существование жетонов этого типа с другими номерами на лицевой стороне. Согласно документам ЛМД, тираж «жетонов для кафе-автоматов» в 1954 г. составил 29120 штук.

Несмотря на то, что в книге по истории завода, выпущенной к юбилею ЛМД, упоминается о том, что в 1955 году «продолжался выпуск жетонов для торговых автоматов Министерства торговли (29 видов)», такими документами из архива Мондвора, просмотренных автором тотально за 1950-е годы, это не подтверждается. Можно лишь констатировать факт наличия на складе остатков готовых изделий на 1 января 6 г. - «обр. жетонов» - 24 штуки на сумму 204 р. 74 коп. (т.е. в сред- 1 по 8 р. 53 к. за каждый). Для сравнения - выпущенные в том же у жетоны Ленинградского фестиваля имели фактическую стоимость р. 50 коп. (4032 штуки на 26,2 тыс. рублей). Скорее всего, упомянутые образцовые(?) жетоны имели коммеморативный характер. Поскольку реализационная стоимость жетона в кассах кафе-автоматов 1950-х годов лежала в пределах от 30...55 копеек до 5 рублей с небольшим, то невероятным представляется, что Монетный двор изготавливал бы жетоны себе в убыток. Запись о таких расходах непременно бы попала в годовой отчет завода.

Другие статьи